11 января 2020 года через сервис Госуслуги заказал себе водительское удостоверение международного образца. На оформление заявления ушло 10 минут, при этом сам выбрал дату и время, когда приехать в МРЭО (МРЭО тоже можно было выбрать, впрочем). 2 часа назад (сейчас 23.01.2020) получил корочки, теперь могу брать в аренду авто по всему миру, категория В. В МРЭО шел не в общую (хотя и электронную) очередь, а точно по времени 08:52 в отдельное окошко, где мне подали уже полностью заполненное заявление с галочками для подписи в трёх местах. И еще через 5 минут я получил новые корочки.

А теперь давайте вернёмся в «святые девяностые» (у кого вообще наглости хватило так назвать то жуткое время?). Моя первая машина, Тойота Марк-2 1986 года выпуска примерно, неумолимо дряхлела — горел датчик давления, постоянно убывало масло, капало с рулевой рейки. Я подзаработал немного денег и решил купить Тойоту поновее, а Марк продать. Сказано — сделано, быстро нашелся недорогой Спринтер, а Марк я поехал снимать с учёта в МРЭО на Станционной. Время действия — осень 2000 года. Там был ад. Сотни водителей, хаотичная очередь, отсутствие стульев и скамеек, жуткая духота, из 7-8 окон кое-как работают два, на оформление одной машины уходило минут сорок, и вместе с моим покупателем мы провели в этом МРЭО неделю, писали номерки на ладони. И через неделю, наконец, пробились к заветному окошку, где примерно через 30 минут выяснилось, что мой Марк ни снять с учета нельзя, ни продать, поскольку он ввезён в страну незаконно. Ну, как незаконно? Нет отметки в только что созданной единой БД, что автомобиль растаможен. При этом я в России был третьим владельцем! Далее мне предложили сдать автомобиль под арест на платную штрафстоянку, но я каким-то чудом отбрехался, правда, меня отвели в кабинет к дознавателю, который возбудил против меня уголовное дело. Далее машину я оставил на авторазборе у друга, где она, превратившись в сугроб, простояла до ранней весны. Ездил я на таки купленном Спринтере. Периодически звонил следователю, чтобы выяснить, как там моё дело. И вот в середине марта он сказал весело: «Нашли вашу машину, в базу внесли, а дело я закрываю, приезжайте!». На седьмом небе от счастья я рванул на Петухова, получить справку и постановление в отказе возбуждения уголовного дела. В кабинете дознавателя сидело ещё несколько молодых оперов, которые рассказывали неприличные анекдоты и громко смеялись. Я поздоровался и объяснил, кто я и зачем здесь. Дознаватель почесал в затылке и сказал: «Слушай, Владимирыч (в то время у ментов было принято покровительственно, как с собаками или дворовой челядью разговаривать с водителями.. Как сейчас помню — остановил патруль ДПС, и наглый лейтенант, ухмыляясь, спрашивает: «Ну что, Владимирыч.. Протокол долго и утомительно писать будем? Или на месте? (читай — на лапу)? Так вот, дознаватель: «Владимирыч, тут такое дело.. Постановление печатать нужно, а компьютера у меня нет. Бумажки печатает машинистка, она приходит раз в неделю по средам, на 2 часа. Успевает 10 бумажек напечатать. Когда твою напечатает — хрен знает. Может, через месяц, может через два. Такие дела..». Я ему говорю: «А у меня дома есть и комп, и принтер. Давайте я съезжу, быстро наберу, а вы мне подпись и печать поставите?». Опер согласился, дал мне образец, и уже через 40 минут я снова был у него с постановлением в 3-х (на всякий случай) экземплярах. Опера ржали и говорили: «Ну, мы уже всякое видели, но чтобы подозреваемый сам себе постановление об отказе в возбуждении уголовки печатал — это что-то новое! Надо взять на вооружение, ха-ха!», а мой опер, ухмыляясь, спросил, не хочу ли я бизнес замутить, и показал на подоконник и пол под ним, заваленные горами папок с делами.

А теперь давайте сравним ТУ Россию, и нынешнюю. Я знаю, что ещё очень много предстоит сделать для нашей Родины — вернуть учителям и медработникам высокий социальный статус и высокие зарплаты, искоренить мздоимство, хамство, и прочие вечные российские беды, но не могу не отметить тот факт, что жить стало несравненно лучше. Несравненно, а я могу сравнить и с СССР, например, потому что родился в 1966-м. И всем тем, кто ноет, как всё плохо, и призывает «пора валить» (но сам почему-то не валит), предлагаю уже свалить. Ну, или вернитесь как-нибудь (но только без нас) в свои «святые девяностые». Флаг вам в руки, и шпану, которая разобьет кирпичом стёкла, чтобы выдрать с проводами приборную панель вашей иномарки — на пути. Могу добавить еще трижды взломанный гараж и дважды обкраденную квартиру, и высунувшегося из форточки второго этажа, и стреляющего из штатного оружия по взломщикам соседа-таможенника, к которому в машину тоже залезли (зима 1998-го). Не обляпайтесь.

Подписаться на новые рассказы в Telegram-канале «Фонарик путника»