Читатель, скажи, а кусал ли тебя когда-нибудь шершень? В переводе с древнерусского «шершень» значит — строптивый. Глядя на фотографии этой огромной осы, легко веришь — очень «строптивый». К 12 годам у меня уже был порядочный опыт взаимодействия с насекомыми. Меня кусали крылатые муравьи (разорял муравейник в поисках муравьиных яиц, самой лакомой наживки для карася и линя), разнообразные комары, пчёлы (у соседа деда Гриши, однорукого инвалида Великой Отечественной, на горке была большая пасека, и к нам на участок они часто залетали), и даже — божья коровка! Не смейся, читатель, ибо знание это получено через громадный волдырь на животе. Да, придавил рукой заползшее под мальчишескую рубашку насекомое, которое нещадно щекотило и ползало взад-вперёд в поисках пути на волю, и получил такой укус, что не поверил своим глазам! Вытащил на свет божий — божью коровку коричневого цвета в белых пятнышках, а поскольку не поверил, то задрал рубашку и убедился — расплывается огромный волдырь, хуже, чем от укуса мошки (о, кстати, забыл упомянуть про мошку — сибирский гнус), а посреди волдыря — пятнышко коричнево-жёлтого жучиного сока. Божья коровка улетела «на небко», а я остался, с крупицей полученного жизненного опыта. Однажды тяпнула оса, запутавшаяся в волосах, я не видел, кто приземлился на мою голову и, просто схватил пальцами, чтобы выкинуть заплутавшего жучишку, а меня кто-то за палец — тяп! Жгло сильно, но — жало вытащил и выбросил, а палец окунул в железную бочку с водой (такие бочки стояли по всему участку, тёплая вода для полива, дед никогда не поливал садовые растения холодной водой), и помогло.

Гнездо шершней
Гнездо шершней

Шершни — это вам не пчёлы

Но однажды в нашем дачном доме завелись шершни. В обшивке между первым и вторым этажом была щель, через неё и пробрались эти хищники осиного царства внутрь, и где-то там, в укромном месте свили (точнее, слепили из секрета слюнных желез) гнездо. И зажили прекрасно, каждый день я наблюдал, вытаскивая свой мопед (писал о нём в рассказе о мопеде «Рига-7») для очередной поездки, как из этой щели вылетают с басовитым гудением, как полосатые штурмовики, огромные осы, и удаляются на одни им ведомые задания. Взрослые знали, конечно, но, пока осы не трогали нас, и они их не трогали.

И вот настал тот день, настал тот час.. На мопеде мы c братом ездили по очереди, я на правах владельца обычно — первый, а потом садился на берёзовый пенёк рядом с оградой, и ждал его возвращения. Мотовелик был резвый на ровной дороге, но вот вытянуть подъём в большую горку не мог — не хватало мощности двигателя, и даже отчаянное вращение педалей не помогало — глох. Поэтому в горку мы его затаскивали на себе, там заводили, и уезжали прокатиться по окрестностям, по щербатой бетонной дороге, по полям, и до самой военной радиостанции с мачтами и вышками, которые вечером загорались таинственными багровыми огнями. Возвращаясь назад — лихо спускались с горки на большой скорости, а перед домом тормозили задним тормозом так, чтобы занесло градусов на 45-60, это считалось особенным шиком.

И вот, несусь я вниз под гору, поток встречного воздуха свистит в ушах, мотовелик пахнет тем особым запахом горячего масла и окалины, который может быть только у мотовелика, вижу брата, который вскакивает с пенька (его очередь!), и в этот момент регистрирую краем глаза маленький летящий объект и получаю страшный удар в лоб! Боль была адская, неожиданность — как от поцелуя пули, в глазах помутилось, руки не могли держать руль.. Мотовелик завилял, съехал с дороги, и каким-то чудом я еще успел затормозить, и свалиться на землю. Дальнейшее помню не очень отчетливо.. Вроде, как подполз к берёзе, разгрёб под ней прошлогоднюю листву и ветки, как уткнулся горящим лбом в мать-сыру землю. Шершень исчез бесследно, а я только через 15-20 минут оторвал от почвы своё измазанное грязью лицо, и встал на колени. Брат, прежде испуганно спрашивающий меня, что случилось, теперь закатился в приступе гомерического смеха. И уже я его спрашивал, что случилось, но он смотрел на меня и снова закатывался, вытирая слёзы и приговаривая: «Сиська!». Я побрел в баню, где в предбаннике висело небольшое зеркало и взглянул на себя. Посредине лба действительно красовалась «сиська». Здоровенная шишка размером с 5-копеечную монету, остроконечная, как девичья грудь, и с торчащим вместо соска жалом..

Что-то вроде этого я испытал..

Много позже я узнал, что мне необыкновенно повезло. Если не верите — попробуйте набрать в поисковике «укус шершня», первое что увидите, будет материальчик типа: «От укуса шершня погиб грибник «. Я же отделался шишкой, ну и ещё место укуса чесалось потом довольно долго. Гнезду шершней пришёл конец на следующий день. Отец приставил лестницу к шершневой щели, и поднялся по ней с баллоном «Дихлофоса» в руке. Через 15 минут все было кончено, шерни вылезали из дырки и падали, падали, падали на землю..

Так все и было в лето от рождества Христова 1979-е.

Подписаться на новые рассказы в Telegram-канале «Фонарик путника»